Больше 20 лет в реабилитации, 7 лет в Центре Реабилитации детей с ДЦП Марфо-Мариинского медцентра.

С 55-летним юбилеем поздравлем Ирину Викторовну Кудрявцеву, специалиста по коррекционной работе, методиста сенсорной комнаты. О том как Ирина Викторовна нашла себя в профессии и чем помогают детям с ДЦП в сенсорной комнате читайте в нашем коротком  интервью.

Ирина Викторовна, не можем обойти наш традиционный вопрос, уж очень интересно, как вы пришли в профессию?

Никогда не думала, что буду когда-либо работать в медицине, тем более в детской реабилитации. В детстве хотела стать космонавтом или учителем. Моя основная профессия сложилась согласно мечте. Я учитель-филолог. 

В реабилитационный центр попала случайно. Случился переезд за которым последовала смена работы. Я не стала возвращаться в школу. Пришла в реабилитационный центр для детей инвалидов «Детство». Пришла  по сути никем. Тут все и закрутилось: курсы, учеба, переподготовка, сертификаты, самообразование. Потом своя методичка, статьи в журналах по детской реабилитации. Больше двадцати лет в реабилитации — это много. Пробовала уходить. Было тяжело. Привыкнуть к такой работе невозможно. Но снова возвращалась. 

В Марфу, Центр реабилитации детей с ДЦП попала тоже случайно. Коллега пригласила приехать, посмотреть сенсорную комнату, которая есть в Центре. Пришла, посмотрела, осталась. И не жалею!

 

Раскройте секрет сенсорной комнаты? В чем ее основная задача?

Основная задача — расположить к себе ребенка. При этом совершенно не важно, в какой он физической форме. Видит ли он тебя, слышит ли, реагирует ли он на тебя. Постараться в каждом увидеть индивидуальность, личность. В самом тяжелом случае разглядеть ту маленькую светящуюся ниточку, за которую можно уцепиться. Оборудование кабинета очень в этом помогает — волшебные пузыри в трубах, разлетающийся салют, звезды на небе, светлячки на полу, каскад светящихся нитей на водяном матрасе, шарики в бассейне.

Ребенок, у которого проблемы со зрением, увидел, пусть на мгновение, и проследил за пузырями в трубах; кто-то дотянулся до кнопки, чтоб включить салют, хотя сам этого не делал никогда; кто-то стал прислушиваться к звуку воды в водяном матрасе. А это иногда очень не просто, потому что повернуть голову на бок у некоторых ребят получается  только при поддержке взрослых; кто-то смог самостоятельно удержаться стоя и не упасть в бассейне с шариками. И еще иного всего. Это целый мир, с которым можно соприкоснуться, взаимодействовать и вынести для себя что-то важное, новое.

Ирина Викторовна, вы в начале интервью упомянули, что было тяжело и сложно привыкнуть. Скажите, за те семь лет, что Вы трудитесь в Марфо-Мариинском Центре реабилитации, появились нечто, что приносит Вам  радость, вдохновляют?

Мне нравится делать то, что я делаю. Да, правда, иногда это тяжело, опускаются руки. Нужна «подзарядка» или «перезагрузка». У всех это по разному, я люблю стихи, природу и выспаться. А потом приходишь утром на работу и понимаешь, что сегодня у кого-то из твоих подопечных обязательно свершится какая-то маленькая победа. Сегодня, завтра или через месяц. Ради этого действительно стоит трудится. Это благодатная профессия. Мне нравится, что рядом есть коллеги, которые ходят на работу не ради работы, а потому, что они делают очень важное и нужное дело и делают это очень хорошо. У нас замечательная команда.

И самое важное для меня лично — не потерять за всеми графиками, таблицами, шкалами, галочками конкретного ребенка с его проблемами. Именно его, понимаете.  Постараться помочь. Чтобы даже у самого тяжелого из моих пациентов тоже случалась та самая, пусть маленькая, но его личная победа, которую не всегда можно отметить галочкой в таблице.


Ещё больше новостей Центра реабилитации детей с ДЦП в социальных сетях проекта. Подписывайтесь!

Спасибо за Вашу помощь!
300 ₽
Елена Лаврентьева /
500 ₽
Линар Гайнутдинов /
1 000 ₽
Екатерина Петрова /
100 ₽
Татьяна Мамонова /