Как в Марфо-Мариинской обители, 10 лет назад возник Центр реабилитации детей с ДЦП, серьезный медицинский проект?
Создатель нашего Центра — профессор, врач-реабилитолог, старейший в России специалист по ДЦП Ксения Александровна Семенова.

Она вошла в историю медицины как основательница отечественной школы восстановительного лечения больных детским церебральным параличом. Настоятельница Марфо-Мариинской обители, где располагается Центр паллиативной помощи (в котором Семенова трудилась до 96 лет), игумения Елисавета (Позднякова) рассказывает:

– Когда меня назначили в обитель, медицинский реабилитационный центр только начинал функционировать. Вот тогда я и узнала Ксению Александровну, которая, собственно, и стала вдохновительницей его создания, – вспоминает матушка Елисавета. – Это был далеко не первый ее центр. Она всю жизнь посвятила реабилитации детей с ДЦП, открыла по стране огромное количество подобных клиник. До самой смерти готовила проект еще одного такого учреждения. Последние два года она работала дома, а мы с сестрами старались окружить ее заботой. Несмотря на то, что Ксения Александровна практически полностью потеряла зрение, до последнего дня сохранила острый ум и удивительную память.

Выходец из дворянского рода, она родилась в семье известных врачей. В самом начале Великой Отечественной вой­ны репрессировали ее мать. Ксению с отцом как членов семьи врага народа в товарном вагоне выслали из Петербурга в Норильск. Подробности того «переезда» ужасающи: толпа немощных людей без еды в продуваемом дощатом вагоне, в середине которого стоит бочка-уборная. Отец от голода и болезней угасал на глазах, у него отказывали ноги. А она, юная выпускница 4-го курса медицинского института, как старшая по этому страшному вагону на каждой станции вытаскивает на перрон мертвецов.

– Как же Ксения Александровна выжила в этом аду?

– На одной из остановок она поняла: отец не доедет. Кинулась к начальнику поезда: отец умирает, отпустите, мы уедем как можно дальше от центра, вы нас не увидите и не услышите. Чтобы хоть как-то расположить к себе этого изможденного безрукого инвалида, она показала ему письма жениха с фронта. Тот выслушал и отдал паспорта со словами: «Это единственное, что я могу для вас сделать». В дальней глухой деревне отец пришел в себя и выжил, а Ксению Александровну в 1942 году призвали в армию.

– Где ей пришлось воевать?

– На 1-м и 2-м Украинских фронтах под командованием генерала Ватутина. Но сначала ее направили врачом в один из лагерей ГУЛАГа. Полуодетых, больных, еле живых голодных людей каждый день выгоняли в 50-градусный мороз. По правилам именно врач должен был подписывать разрешение на эту убийственную работу. А она… отказывалась: «Стою, плачу – подписать не могу». И случилось еще одно чудо: ее не расстреляли, не посадили – избавились, отправив на фронт строить «вошебойки», санитарные станции для обработки одежды от вшей. Довольно скоро ее перебросили в прифронтовой госпиталь. Оперировала там по десять часов, не отходя от стола. Врачи ее ценили. Один профессор всегда просил: «Мне вот этого заморыша пожалуйте в ассистенты».

Ксения Александровна ведет прием в Марфо-Мариинском медицинском центре

После войны Ксении Александровне долго пришлось бороться с поразившим ее туберкулезом. Опять помог Господь: мужу, психиатру, предложили профессорское место в Симферополе. Всю жизнь она работала в медицине, но сама быть пациентом отказывалась. В одной из клиник на юге повстречала молодую маму с больным малышом. Ее потрясло страдание матери и состояние ребенка с ДЦП, которому отказывались помогать: считалось, что это невозможно.

– Тогда она и решила открывать центры реабилитации для детей?

– Первым делом кинулась изучать проблему в единственном советском санатории подобной специализации в Евпатории. Очень быстро Ксения Александровна увидела: помочь детям с ДЦП можно. Только делать это надо методично и вовремя. Разработала методику работы с ДЦП, придумала, как можно использовать космические технологии, в том числе специальные костюмы космонавтов, чтобы создавать правильную нагрузку для мышц. Многих детей при помощи комбинезона «Гравистат» поставила на ноги!

Защитила кандидатскую диссертацию, потом докторскую – как сама признается, чтобы легче было открывать нужные двери. Она практически жила на стройке, когда на Мичуринском проспекте возводилась специализированная 18-я городская больница. Потом было еще много открытых центров по стране и наш, в Марфо-Мариинской обители…

Итервью Екатерины Моисеенко для журнала Православная Москваа.

Ещё больше новостей Центра реабилитации детей с ДЦП в социальных сетях проекта. Подписывайтесь!

Спасибо за Вашу помощь!
500 ₽
Анастасия Матвеева /
1 000 ₽
Елена Тверитина /
500 ₽
Вероника Семенова /
1 000 ₽
Бардина Татьяна /